Дело Мартынова

Признание права на получение жилья при наличии жилого помещения, признанного непригодным для проживания.

Краткий профиль дела

  • возраст заявителя на момент обращения за помощью: старше 23-х лет
  • документально подтвержденный статус “сирота или ребенок, оставшийся без попечения родителей”
  • мать и отец лишены родительских прав
  • воспитывался в интернатных учреждениях
  • имел закрепленное жилое помещение, непригодное для проживания
  • до достижения возраста 23-х лет предпринимал попытки встать на учет в качестве сироты, нуждающегося в жилом помещении.

Обстоятельства дела

Мартынов С.Б. относился к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Его мать и отец в 1995 году были лишены родительских прав. В 2003 году отец умер.

В 1995 году постановлением главы Спасского района Рязанской области несовершеннолетний Мартынов был направлен в интернатное учреждение. Постановлением главы Спиринской сельской администрации за ним была закреплена жилая площадь.

В 2003 году Мартынов окончил школу-интернат. На тот момент имевшееся у него жилое помещение находилось в непригодном для проживания состоянии. Вселение Мартынова в данное жилье было невозможно, так это нарушало бы его законные права.

В июне 2010 года, когда Мартынову было 22 года, его брат добился признания закрепленного жилья непригодным для проживания. С этого момента Мартынов с помощью руководства учебного заведения пытался встать на учет сирот, нуждающихся в жилье. Несмотря на то что заявитель был младше 23-х лет, на учет он поставлен не был.

В июле 2013 года Мартынов через местную администрацию обратился в уполномоченный орган – Министерство образования Рязанской области о включении в список детей-сирот и лиц из их числа, подлежащих обеспечению жилыми помещениями. В ответ на заявление пришел отказ, мотивированный тем, что Мартынов был старше 23-х лет.

В августе 2013 года Мартынов. обратился за помощью в Рязанский “Мемориал”.

Юридические действия

Было решено подавать от имени Мартынова исковое заявление в суд о признании права на обеспечение жилым помещением в льготном порядке.

В рамках подготовки иска юрист запросил у учебного заведения, где воспитывался заявитель, данные о том, какие действия предпринимались для постановки Мартынова на учет. Администрация учебного заведения предоставила копии писем и ходатайств, которые были направлены в интересах молодого человека.

Так как эти письма отправлялись простой почтой и на них не поступали ответы, необходимо было подтвердить факт их направления и устных обращений учреждения в интересах Мартынова. Заместитель директора учебного заведения согласилась выступить в качестве свидетеля на суде.

Подготовка аргументации для суда

Мартынов обратился в суд с иском к Министерству образования Рязанской области. В исковом заявлении он просил признать за ним право на обеспечение благоустроенным жилым помещением и включение в список детей-сирот и лиц из их числа, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

В обоснование заявленных исковых требований были указаны следующие обстоятельства с приложением документальных и иных доказательств:
1. Истец относился к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
2. Закрепленное жилое помещение было признано непригодным для проживания в установленном порядке.
3. Наличие уважительных (объективных) причин, по которым истец не смог встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении как ребенку-сироте.

В качестве уважительных причин, по которым истец не смог встать на учет как сирота, нуждающийся в жилом помещении, были указаны следующие обстоятельства.

В закрепленное жилое помещение Мартынов никогда не вселялся и им не пользовался, вещи его там отсутствуют. Согласно справке администрации Уткинского сельского поселения Клепиковского муниципального района он не был зарегистрирован в помещении и в нем не проживал.

В 2010 году «Профессиональное училище № 36 г. Ряжска» направляло письмо в адрес администрации муниципального образования – Клепиковский муниципальный район Рязанской области с просьбой составить акт и заключение о непригодности закрепленного за Мартыновым жилья и поставить его на учет как нуждающегося в жилом помещении. Кроме того, училище направляло ходатайство в адрес администрации Клепиковского района с просьбой поставить Мартынова на учет, как нуждающегося в жилом помещении в связи с тем, что закрепленное жилье было признано непригодным для постоянного проживания.

Вышеперечисленные действия были предприняты до достижения Мартыновым возраста 23-х лет (15 ноября 2010 года). В ходе судебного разбирательства свидетель – заместитель директора профучилища №36 – этот факт подтвердила.

Исковое заявление по делу Мартынова

Решение суда

По результатам рассмотрения этого гражданского дела Советский районный суд Рязани отказал Мартынову в удовлетворении исковых требований.

Решение обосновывалось тем, что истец Мартынов не представил доказательств направления упоминавшихся писем в местную администрацию. При этом в журналах входящей корреспонденции администрации Клепиковского района отсутствовали отметки о поступлении этих писем. Кроме того, суд счел, что поскольку обращения имели место в период совершеннолетия истца, они не могут подменять заявительный характер для реализации им права на обеспечение жильем.

Решение суда первой инстанции было обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Рязанского областного суда.

В апелляционном определении Рязанского областного суда от 29.10.2014 года отмечалось:

“Как установлено судом, истец до достижения 23-летнего возраста на такой учет поставлен не был, что и послужило основанием для отказа в иске. Вместе с тем, при разрешении спора районный суд не учел, что отсутствие истца на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении его требования о предоставлении жилого помещения”.

Судебная коллегия также не согласилась с выводами районного суда о недопустимости и недостоверности приведенных писем и показаний, указав на то, что они согласуются между собой и с заключением межведомственной комиссии о признании жилья непригодным для проживания. При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала установленным, что Мартынов с помощью руководства учебного заведения, в котором он обучался, предпринимал в 2010 году до достижениям им возраста 23 лет попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, на который не был поставлен по независящим от него причинам.

По итогам рассмотрения дела апелляционная инстанция пришла к выводу, что “отсутствие Мартынова С.Б. на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении обусловлено уважительными причинами и не может являться для него препятствием к реализации установленного жилищным законодательством права на обеспечение жильем”.

Апелляционное определение по делу Мартынова

Читайте также: